Кукольные чувства
Кукольная жизнь
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Кукольные чувства > Очерки


Тесты c категорией "Очерки".
Пользователи, сообщества c интересом "Очерки".

пятница, 18 мая 2018 г.
Случай в подземке Notshy 17:50:40
В метро падали люди. Кто-то в поезде. Кто-то под поезд. То есть, в обратном порядке: сначала кто-то упал под поезд и только после этого… всё остальное.
В метро раздавались возгласы. От кого-то цензурные. От кого-то – не очень. То есть, в обратном порядке: сначала немного бессвязной матерщины и только после этого… всё остальное.
- Твою мать!
- Аккуратней!
- Звездец, товарищи!
- Мужчина, вы мне руку сломали!
- Осторожней, здесь девушке плохо!
- Братан, по чесноку, здесь сейчас всем плохо.
- Что случилось, что случилось! Суициднулся кто-то, вот что случилось. А нам теперь, хрен знает, как домой добираться.
- Чай на диван не опоздаешь.
- Господи, ну почему дома-то нельзя было тихо-мирно повеситься.
- Точно-точно, или вены вскрыть.
- Атас, моя опять взревнует так, что зубов не досчитаюсь. И месяц без секса.
- Да не парься ты, по-любому, в новостях покажут. Вот тебе и алиби.
В метро говорили люди. В поезде, под нервное хихиканье массовки, кто-то возмущался, кто-то шутил.
Человек, оказавшийся под поездом, молчал.


Категории: Очерки
Прoкoммeнтировaть
Оранжевый звук трубы Notshy 17:48:42
Когда преподаватель истории Древнего мира, раздражённый тем, что S не воспринимает его всерьёз, потребовал продемонстрировать конспект лекции, группа замерла в предвкушении чего-то грандиозного. S имел несчастье обладать отвратительным почерком и низкой скоростью письма. Все знали, что пару месяцев назад, решив разорвать порочный круг, хитрый S освоил стенографию. Сосед по парте авторитетно заявлял, что нынешние замысловатые закорючки практически не отличаются от стандартных курицалапных потуг, но S его мнение совершенно не заботило.
Пытаясь совладать с дрожью в области груди и губ, S протянул лектору свою тетрадь и замер в ожидании приговора.
- Похвально, что вы проявляете интерес к чему-то, кроме бестолковой болтовни на моих занятиях и праздношатания вне рамок этих самых занятий, - отчитывая S, преподаватель делал особый акцент на личных местоимениях. Тетрадь мягко шлёпнулась обратно на стол. Лекция возобновилась.
После пары S пришлось задержаться в аудитории. Владимир Аркадьевич страдал профессиональным недугом большинства преподавателей мало-мальски приличных вузов – непреодолимой склонностью к многословию. Привычка задумывать любое высказывание с расчётом на растягивание этого высказывания в продолжение полутора часов делала его ужасным занудой и убивала всякий интерес к предмету (именно поэтому на его парах имела место та самая «бестолковая болтовня», последствия которой привели к столь неожиданной развязке).
В голове S речи Владимира Аркадьевича, размазываемые вишнёвым вареньем по самому большому куску хлеба на свете, избавлялись от лишних цветистостей, становясь рубленными и отрывистыми.
«Моя дочь работает с трудными детьми». «Премилые человеческие существа». «Метод Сократа имеет успех в ста процентах случаев». «Фиксация необходима не только результату, но и процессу его достижения». «Диктофон невозможен по закону, как и любое записывающее устройство кроме человеческой руки».
Итогом всех околичностей и экивоков, отнявших у S большой перерыв, а вместе с ним возможность пообедать, стала поездка за город. Отыскав зелёный дом с белыми наличниками на окнах и аляповатой верандой в бирюзово-бордовых тонах, S юркнул в незапертую калитку и, ребячески перепрыгнув через устройство для полива газона, уверенно постучал в дверь.
Встречать его не спешили. Неторопливость хозяйки вернула S время на волнение, которое он сам у себя намеренно отнял. Не разглядев ничего сквозь пыльные стёкла, S рискнул обойти дом кругом. На заднем дворе его глазам предстала идиллическая картина.
На сине-белом покрывале необъятных размеров устроились два «премилых человеческих существа»: женщина второй молодости и девочка лет одиннадцати или младше. Судя по движению чужих губ и нежности взглядов, которыми обменивались собеседницы, разговор тёк плавно, непринуждённо и прерываться не планировал.
В этот момент в голову S пришла идея остроумной выходки. Достав блокнот и ручку, он невозмутимо приблизился к «премилым человеческим существам» и, усевшись на собственный рюкзак, принялся выводить курицалапные стенографические закорючки.
- Скажи, какого цвета слово «трава»? – сделав неопределённый жест рукой, поинтересовалась женщина второй молодости.
- Коричневого, - отозвалась девочка лет одиннадцати или младше.
- Точно? – переспросила N, наугад вырвав из земли несколько травинок и поднеся ладонь к самому носу ребёнка.
- Трава – зелёная, - тоном, которым говорят с неразумными детьми, подтвердила Юля, - но слово коричневое.
- Почему?
- Потому что трава растёт из земли, - указала девочка на крошки грунта, чернеющие на покрывале.
- Хорошо. Какого же цвета слово «земля»? – продолжила N допрос с пристрастием.
- Зелёного, - замкнула круг ассоциаций Юля.
- А как же выражение «голубая планета»?
- Вы спрашивали про слово «земля», а не про слово «планета», - не поддался на провокацию ребёнок.
- Хорошо. Давай другое упражнение.
N протянула Юле листок бумаги и несколько цветных карандашей, предложив изобразить слово «дождь».
S отложил блокнот и сладко потянулся. Спину пекло нещадно. Он уже тысячу и один раз пожалел, что надел чёрную толстовку поверх красной футболки. Раздеваться рядом с «премилыми человеческими существами» ему казалось неприличным, чуть ли не кощунственным.
Собственное присутствие тяготило. Усугублять это ощущение не хотелось. Беседа шла очень медленно. N нравилось растягивать слова, перекатывая во рту каждый слог, как мятную конфету. А Юля щедро сдабривала высказывания долгими паузами, по-видимому, на сто процентов уверенная, что её не поторопят. Даже со своей черепашьей скоростью S с лёгкостью успевал записывать, не применяя своих стенографических навыков. Более того, S был уверен, что Владимир Аркадьевич несколько преувеличил нужду своей дочери в помощнике.
- Что ты нарисовала? – осведомилась N у своей подопечной, задумчиво оглаживая взглядом неровные края продолговатого шестиугольника со срезанной вершиной. Фигура была выполнена чёрным карандашом и немного заваливалась набок.
- Гроб, - серьёзно пояснила Юля.
- Значит, у слова «дождь» нет своего цвета?
- Есть. Чёрный. Как гроб.
- Но у гробов бывают другие расцветки.
- Намокая, всё становится чёрным, - вновь не поддалась на явную провокацию упрямая девочка.
- Почему ты так нарисовала? – продолжила допытываться N.
- Маму хоронили в дождь, - покладисто отреагировала Юля.
- Чью? – с тем же интонационным нажимом, что и у её отца, поинтересовалась N.
- Чью-нибудь, - чуть улыбнулась Юля, - где-то обязательно хоронят чью-нибудь маму и, скорей всего, в это же время идёт дождь.
Тон, которым это было сказано, отвлёк S от стенографирования. Он взглянул на девочку из-под кустистых бровей и разом впитал весь её облик. Светлые жиденькие волосы, спускавшиеся до остреньких лопаточек, большие красные щёки, хитрые серо-голубые глаза, цыплячья грудка и кругленький, славно откормленный родительской любовью, детский живот. Может быть, ему послышалось?
- Красное, потому что сестра натёрла в них ноги, - отругав себя за невнимательность, S в панике закурицалапил по листку из блокнота. Жестом фокусника N достала из кармана своих пёстрых турецких шаровар мобильный телефон. Почти сразу из динамика полилось что-то мажорное, вышедшее из моды.
- Какого цвета звук?
- Оранжевого.
- Почему?
Выдержав паузу дольше обычного, девочка переспросила:
- Почему я обязана каждый раз объяснять?
- Потому что я тебя об этом каждый раз прошу, - невозмутимо растолковала N.
После того, как дочь преподавателя нарушила один из главных педагогических законов, касающихся мотивирования к деятельности, S и к ней пригляделся внимательнее. В отличие от ребёнка, N не обладала целостностью. Весь её образ распадался на мелкие, незначительные детали. Все эти веснушки (будто налёт ржавчины), кудряшки неопределённо-вишнё­вого оттенка, морщинки на, казалось бы, совсем не старой шее никак не желали складываться в единое целое.
- Потому что я так захотела, - копируя интонацию N, раздельно произнесла Юля.
Занятие мгновенно закончилось. Не говоря ни слова, N встала, помогла подняться ребёнку, одновременно второй рукой отбивая смс-сообщение на экране мобильника. Улыбнулась, увела Юлю за угол дома, к калитке. S в смятении гипнотизировал забытый зловещий рисунок, сиротливо ютившийся на краю необъятного покрывала. Должен ли он следить за вещами? Или необходимо догнать «премилые человеческие существа»?
- Пойдёмте в дом, - коснувшись плеча S, пригласила N, - я сделаю чаю, а вы тем временем расшифруете стенограмму.
Нога за ногу S поплёлся за хозяйкой странного дома. В таком душевном смятении когда-то поднимались на эшафот. S это состояние было знакомо благодаря регулярному посещению пар физической культуры.

- Вы пропустили несколько реплик. Здесь и здесь, - ткнула N мизинцем с коротко остриженным ногтем. К сожалению, такая рассеянность недопустима. Я не могу предложить вам работы, обещанной моим отцом. До свидания.
Залпом проглотив причитающийся ему чай, S пулей вылетел на дорогу. С бешено колотящимся сердцем он широким шагом спешил на станцию.
Голова гудела, мстя своему владельцу за чересчур долгое пребывание на солнце. Вопросы наскакивали один на другой, как водяные черти в мультфильме про Балду. Что не так с этой девочкой? Аутизм? Шизофрения? Кто такая N? Психолог? Художник? Что она пытается сделать с Юлей? Вылечить? Развить талант к «бестолковой болтовне»? Или к живописи?
S так и не довелось узнать хотя бы что-нибудь о специфике отношений «премилых человеческих существ». Владимир Аркадьевич больше никогда с ним не заговаривал. Благоразумные ноги ни разу не принесли S к загадочному зелёному дому с аляповатой верандой. Стенография прискучила через полгода.



Категории: Очерки
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 19 ноября 2017 г.
Ярмарка тщеславия. Notshy 18:15:54
Духота и головокружение – вечные спутники любого выступления. Обшаривая слезящимися глазами сцену, просчитываешь варианты, как бы забраться на неё с наименьшими потерями. Оглядываешься на зрителей. Большинству и в голову не приходит обратить внимание на трясущегося от волнения декламанта, картаво читающего о вечной любви. Это даже к лучшему, по крайней мере, не будут смеяться, а похлопают, согласно регламенту, когда мальчишка по-змеиному просвистит в микрофон «спасибо».
Внутри бьётся лишь одна мысль: зачем, зачем идти читать? Уткнувшись в бумажку, изредка зыркать на зрителя, проверяя реакцию. Материться сквозь мысли, натыкаясь на свет настырного прожектора. О чём рассказывать этим людям? Пытаться заинтересовать лирической пошлостью? Или топить несчастных в океане вульгаризмов? Поддавшись комплексу Колумба, открывать, как серо и порочно они живут с этой радугой в волосах и табличками возле сердца и междуножья «вход свободный»? Можно подумать, они не в курсе.
Поэты слушают поэтов. Хочешь, чтобы тебя отличали, пиши про незаладившиеся отношения с музой, почаще критикуй классиков и превозноси современников. Если ты мальчик, побольше матерись со сцены, крича о вечной преданности Маяковскому, Есенину или Цою, если девочка… совет тот же, личности для поклонения – Цветаева, Бродский и Лермонтов.
Очередная нимфа, затянутая в корсет, легко выпархивает к микрофону. «Так как я девочка, то сначала будет про любовь». Проклятая дискриминация! Можно подумать, мальчики не пишут об этом светлом чувстве. Можно подумать, мальчики этой любви вовсе не испытывают. И только ты такая классная, что можешь о ней написать. Не так, как все. Ещё и от лица мужчины. Ну да, конечно, видимо, как и большинство поэток, лелеешь надежду превратиться в Лилю Брик, Анну Ахматову или хотя бы Любовь Менделееву. А пока посвящаешь стихи самой себе. Творческий онанизм. Ничего нового.
Если б тебе действительно хотелось написать о чём-то, что далеко за горизонтом мужского понимания, писала бы про месячные. В отличие от способности любить, этой неприятной особенностью наделены исключительно женщины.
До последней секунды необходимо противостоять желанию по-тихому смыться. Когда с губ ведущего слетает три роковых слога, следует во мгновение ока содрать тупоумное выражение погрязшей в рутине сорокалетней домохозяйки. Желательно, вместе с кожей. Разбудить пятнадцатилетнюю пигалицу внутри себя и заставить выкрикивать звонким пионерским голоском вирши, которые под пиво могут показаться смешными. А могут и не показаться.
Писать стихи может научиться любой. Что бы там кто ни говорил об уникальности поэзии. Выступить на сцене, по крайней мере, в вышеописанном формате – тоже не большая наука. А вот найти в себе силы навсегда покинуть эту ярмарку тщеславия…

Категории: Очерки
Прoкoммeнтировaть
суббота, 27 мая 2017 г.
Разговор поэта и поэтессы. Notshy 08:54:54
Список действующих лиц
Поэт (М)
Поэтесса (Ж)

М: Какие стихи вы пишете?
Ж: Эротически апокалиптические.
М: Поэзия траха и тарараха?
Ж: Что-то между.
М: Между ног?
Ж: Чьих?
М: Ваших.
Ж: Нет, мои стихи рождаются выше.
М: В желудке?
Ж: В голове.
М: Вы же сказали, что выше, чем между ног.
Ж: А я не знала, что мы про ваши стихи.

Категории: Очерки
Прoкoммeнтировaть
вторник, 14 марта 2017 г.
Татуировка. Notshy 18:02:19
Маленькая, но уютная квартирка недалеко от центра провинциального городка. Из комнаты прямо по коридору слышится беспокойный топот. За дверью две одинаково привлекательные особы. Той, что тревожно мерит шагами пространство от шкафа до телевизора, примерно под сорок. Той, что внимательно следит за перемещениями собеседницы с дивана, не больше двадцати, возможно, выглядит младше своих лет.
- Ты для себя ведь уже всё решила, - явно не в первый раз негодующе произносит женщина, - а меня просто перед фактом поставила. Ведь так? Ты только подумай, что о нас соседи будут говорить? А отец? Он уже в курсе твоей бредовой идеи? Ты понимаешь, я не могу не привлечь его. Может быть, он окажется убедительнее меня.
Девушка опускает глаза в пол, дабы не встречаться взглядом с собеседницей. Та продолжает нервно летать по комнате, временами тяжко вздыхая. Чтобы справиться с волнением, девушка неосознанно принимается наматывать прядь тёмных волос на указательный палец. Мгновенно оказавшись возле собеседницы, женщина легко шлёпает последнюю по правой руке.
- И с чего тебе такое только в голову взбрело? Я, конечно, понимаю, законы моды, и всё такое. Но нам с отцом всегда казалось, что тебя это мало интересует, что ты выше всего этого. Между прочим, при устройстве на работу у тебя из-за этого могут возникнуть проблемы. Об этом ты подумала? Такие вещи невозможно скрывать надолго. И с тобой это на всю жизнь. Ты понимаешь? Не боишься, что в шестьдесят при одном взгляде на результат одного импульсивного решения, будешь испытывать, как минимум, сожаление? Время ничего не красит. А вдруг ты располнеешь, что тогда? Ты уже не влезаешь в джинсы, купленные всего год назад!
Теперь нервозность девушки можно заметить по трясущимся коленкам. Женщина безуспешно старается унять свой праведный гнев. Резко плюхнувшись на диван, она ласково касается чужой руки.
- Милая, ты знаешь, что говорят психологи о тех, к кому ты хочешь примкнуть? Инфантильные, несамодостаточные, не способные как-то иначе выразить себя, лишённые и малой толики воображения. Мы с отцом желаем тебе только добра. Чего? Пожалуйста, ответь мне, чего тебе не хватает? Зачем все эти глупости? Откуда они взялись в твоей голове? Эта идея не могла прийти к тебе в голову ни с того, ни с сего. Отвечай, твой парень тебя надоумил?
Девушка в очередной раз отворачивается и пытается вырвать ладонь из чужих ледяных пальцев. Ей явно хотелось бы прервать разговор, но несчастная никак не может решиться.
- Ладно, - глубоко вздыхает женщина, так и не дождавшись хоть какой-нибудь вербальной реакции на свои слова, - подумай вот о чём. Тебе известно, сколько всего может произойти во время процесса? Что если ты угодишь к непрофессионалу? В нашей стране такое сплошь и рядом. Не боишься за своё душевное здоровье, так побереги хотя бы физическое. Кому как ни мне знать, насколько болезненному процессу ты хочешь подвергнуть своё неокрепшее тело. Родная, я знаю, что ты человек настроения. Что если потом ты передумаешь? Изменить уже ничего будет нельзя? Ты готова к такому риску?
Судя по выражению лица девушки, выбор наконец сделан. Вырвав руку, она порывисто вскакивает с дивана и полными ярости глазами смотрит прямо на собеседницу. Возможно, по спине последней только что разлетелась стая мурашек. Несмотря на явную взвинченность, голосом наша героиня владеет превосходно, что позволяет ей процедить с ледяным спокойствием:
- Хорошо, мама. Я сделаю аборт.

Может, я всё-таки прозаик, а не поэт?

Категории: Очерки
Прoкoммeнтировaть
четверг, 9 марта 2017 г.
Расстроенное пианино. Notshy 21:24:47
Раз выложила третий прозаический этюд, можно выложить и второй.

Пианино расстроенно тем, что оно не рояль. А еще оно расстроено вон тем парнем, пытавшимся сочинить серенаду для своей возлюбленной. Однако вина за расстроенное пианино лежит не только на доморощенном композиторе. Пианино не терпит заблуждений почти так же сильно, как не терпит собачьего вальса, который известен даже тем, у кого консерватория ассоциируется с консерваторами, а в особо тяжелых случаях – с консервами. Ими пианино тоже расстроено.
Экзерсисы влюбленного – лишь финальный аккорд десятка собачьих вальсов, сыгранных сальными, липкими пальцами разной степени силы, жесткости и жестокости. Пианино расстроенно тем, что третья клавиша справа западает уже почти месяц. Более этого пианино расстроенно только тем, что оно не рояль.
А еще тем, что упомянутое обстоятельство не отваживает от него юные дарования. Среди них особенно много тех, кто искренне считает консерваторию местом сбора консерваторов, или поедания консервов, или сбором консерваторов для поедания консервов. Расстроенное пианино не повторяется в мыслях. Оно углубляет образ.
Никогда еще пианино так сильно не было расстроенно, тем, что оно не рояль. А еще юными дарованиями, которым расстроенный собачий вальс кажется лучше академического. Если бы пианино не было расстроенно тем, что оно не рояль, то, возможно, посочувствовало бы собачьему вальсу. Он ведь тоже расстроен тем, что из стартового упражнения будущих гениев обратился в бесталанную переборку сальными, липкими пальцами разной степени силы, жесткости и жестокости. Совсем скоро пятая клавиша слева тоже начнет западать.
Но искренне посочувствовать этому мотиву у пианино не выйдет. Собачий вальс ведь расстроен вовсе не тем, что он не рояль. У него свои утраченные иллюзии. Пианино слишком расстроенно, чтобы гадать, какие именно.


Категории: Мысли, Очерки
Прoкoммeнтировaть
Про медицину (на самом деле нет). Notshy 17:38:11
Как-то раз у Анны Олеговны заболела нога, да так сильно, что до ближайшей больницы девушке пришлось добираться чуть ли не ползком. К счастью, очереди на ресепшене не оказалось, благодаря чему больной почти сразу удалось попасть к врачу без предварительной записи.
- Добрый день, Анна Олеговна, - поздоровался молодой врач, широко улыбнувшись вошедшей.
- Доктор, у меня ужасно болит нога, - облегчённо плюхнувшись на стул, пожаловалась девушка.
- Нет-нет, что вы, - врач замахал на неё руками от негодования, - она у вас не болит, а излечивается.
- Да, вы правы, - слабо улыбнулась Анна Олеговна, верившая в спасительное действие позитивного настроя, - посмотрите, пожалуйста и выпишите мазь или обезболивающее, я еле хожу.
- Зачем мне вас смотреть? – искренне удивился доктор, - нога же у вас болит, вы на неё и смотрите и думайте, чем можете себе помочь.
- Но, - слабость на лице Анны Олеговны сменилась тревожным непониманием, - вы же врач, вы назначаете лечение, я же больная, - договорить бедняжке не дали.
- Вы когда последний раз были в поликлинике, Анна Олеговна? – не ожидая ответа, доктор продолжил распекать нерадивую посетительницу, - и никакая вы не больная, а излечивающаяся. И лечитесь вы самостоятельно, если я всё буду делать за вас, то пропадёт мотивация к выздоровлению, а ваша основная цель именно выздоровление, ведь так? – удовлетворившись неуверенным кивком собеседницы, доктор вдохновенно продолжил, - почитайте справочную литературу о боли в ногах, ознакомьтесь с лекарствами, которые может предложить вам аптечный пункт, опытным путём отыщите медикамент, способный привести вас в норму.
- Подождите, доктор, - попыталась прервать мужчину Анна Олеговна, - а зачем тогда вы нужны?
- Я? – переспросил врач, - я указал вам путь к выздоровлению. После того, как вы излечитесь, я смогу проанализировать, эффективно ли вы воспользовались моими рекомендациями и способны ли в будущем улучшать своё физическое состояние.
- Но, доктор, у меня нет медицинского образования, откуда я могу знать, что и как делать? – совершила последнюю попытку девушка.
- Да что же вы заладили, - уже с долей раздражения отозвался молодой специалист, - сейчас в медицине у нас деятельностный подход. Во время чтения литературы, которую я вам, так уж и быть, как совсем несведущей, подберу, вы научитесь анализировать свои симптомы. Далее вы сможете развить навык анализа при приёме медикаментов. Когда вы узнаете, каким образом ваше тело реагирует на то или иное лекарство, вы сможете лучше понимать ваш организм, что очень пригодится вам в будущей жизни.
Увлёкшись, врач начал апеллировать к федеральным государственным оздоровительным стандартам, особо налегая на основную общую программу основного общего оздоровления. От столь головокружительных перспектив у Анны Олеговны заболела голова. Когда доктор дошёл до описания проекта, целью которого будет, конечно же, излечивание ноги, девушка с трудом поднялась со стула и, чуть прихрамывая, ретировалась в коридор. Нога нестерпимо ныла и требовала повышенного внимания. Печально взглянув на так не вовремя отказавшую конечность, Анна Олеговна с раскалывающейся, но гордо поднятой головой, покинула поликлинику. В конце концов, может, этот доктор и прав, ему виднее, он же специалист в своей области. Дохромав до ближайшего киоска, девушка приобрела несколько брошюр, посвящённых боли в суставах. Как там говорил этот милый доктор? «Оздоровление начинается с малого, но вы должны работать сами. К счастью, человек больше не является объектом лечения, он полноправный субъект оздоровительного процесса, а врач лишь направляет и указывает на совершённые ошибки».

Не так уж часто у меня получаются этюды в прозе. Это третий.

Категории: Мысли, Смешно, Очерки
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть


Кукольные чувства > Очерки

читай на форуме:
Хм
го соо по авкам
...
пройди тесты:
Оплата5
Как выглядел бы Ваш Ангел-Хранитель?
читай в дневниках:
7433876559
46277845
327784635

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх